«Шаляпин – Борис Годунов»

«Шаляпин – Борис Годунов» «Шаляпин – Борис Годунов»
Экспонаты

Одни из первых экспонатов, связанных с именем великого артиста, хранящихся в Музее А.М.Горького и Ф.И.Шаляпина, стали фотографии Ф.И.Шаляпина в ролях. «Если я в жизни был чем-нибудь, так только актером и певцом» — признавался сам Федор Иванович и бесконечно позировал фотохудожникам и в Петербурге, и Москве в фотографических студиях (в том числе и при театрах). Эти фотографии являются тем уникальным документальным материалом, который дает возможность зрителям через годы видеть не только грим и театральный костюм артиста, но и состояние его души в момент творчества.

Летом 1898 года Ф.И.Шаляпин был приглашен на дачу певицы Т.Любатович в Ярославскую губернию. Здесь он вместе со своим другом С.В.Рахманиновым начал работу над образом Бориса Годунова в одноименной опере М.П.Мусоргского. Опера так взволновала молодого артиста, что он не ограничился изучением своей партии, а выучил и пел все партии в опере: мужские и женские от начала до конца. Изучая «Бориса Годунова» с музыкальной стороны, певец захотел познакомиться со своим героем с исторической точки зрения.

Он прочитал драму А.С.Пушкина, монографию Н.М.Карамзина, познакомился с В.О.Ключевским. Всю жизнь помнил артист ту удивительную прогулку, во время которой историк «передавал ему, точно очевидец событий, диалоги между Шуйским и Годуновым, рассказывая о приставах. Будто лично знаком с ними, о Варлааме, Мисаиле и обаянии самозванца». «Борис Годунов» с участием Шаляпина имел оглушительный успех.

«Начиная с грима и кончая каждой позой, каждой музыкальной интонацией, это было нечто поразительно живое, выпуклое, яркое. Перед нами был царь величавый, чадолюбивый, пекущийся о народе и все-таки роковым образом идущий по наклонной плоскости к гибели, благодаря совершенному преступлению, — словом тот Борис Годунов, который создан Пушкиным и музыкально воссоздан Мусоргским. Неотразимо сильное впечатление производит в исполнении Шаляпина сцена галлюцинации Бориса: потрясенная публика без конца вызывала после нее артиста», — писал после премьеры музыкальный критик Ю.Энгель.

6 января 1911 года в Мариинском театре состоялась премьера новой постановки оперы М.П.Мусоргского. Ставил спектакль В.Э.Мейерхольд, дирижировал А.Коутс. Великий режиссер восхищался Шаляпиным: «В игре Шаляпина всегда правда, но не жизненная, а театральная. Она всегда приподнята над жизнью…» Театральный критик Ю.Д.Беляев писал: «…мне хочется выделить Бориса Годунова из всего, что за последнее время показал нам Шаляпин. И вот почему: Борис все еще не кончен… Я не пропустил в Петербурге ни одного представления «Годунова» и с радостью замечал, что в этом огромном сценическом создании открывались все новые и новые черты».

К.А.Коровин вспоминал: «Я слушал, как Шаляпин пел Бориса… это было совершенно и восхитительно. В антракте я пошел за кулисы. Шаляпин стоял в бармах Бориса. Я подошел к нему, и он сказал: «Сегодня… я почувствовал, что я в самом деле Борис. Ей-богу! Не с ума ли я сошел?». Публика была потрясена. Вызовам и крикам не было конца. Артисты называют это «войти в роль». Но Шаляпин больше чем входил в роль – он поистине перевоплощался…»

В «Борисе Гоунове» Ф.И.Шаляпин проживал на сцене целую жизнь. Фотографии запечатлели множество оттенков игры великого артиста, изменения в облике царя, происходящие от сцены к сцене. Из молодого, полного сил, величественного царя Борис в последних сценах превращался в дряхлого, безумного старика. Партия Бориса Годунова поражала современников слиянием глубокого перевоплощения артиста с тонким проникновением в мир музыки Мусоргского. «Голос Шаляпина звучит здесь как орган, так же могуче, так же широко, с какой-то особенною красотою тембра и сливается в полной гармонии с аккордами оркестра…» — вспоминал Э.А.Старк.

Слушатель часто не подозревал о том, что многие эмоции, возникавшие вовремя шаляпинского исполнения, были обусловлены не каким-либо актерским приемом, а именно голосом. В последнем акте, когда звучали слова: «Избави от искушений», раскрывалась картина пережитых страданий, растерянности и смятений – и все это благодаря окраске голоса и тембровых особенностей его звучания. Такой же поражающей силы воздействия достигал Шаляпин в сцене галлюцинаций, а его «Чур, дитя!» несло в себе ощущение трагизма, смешанного с непреодолимым ужасом. Это было изумительное искусство музыкальной декламации.

Премьеры оперы «Борис Годунов» с Ф.И.Шаляпиным в роли Бориса:

Русская частная опера. Москва. 7 декабря 18968 г.

Большой театр. Москва. 13 апреля 1901 г.

Мариинский театр. Петербург. 9 ноября 1904 г.

Гранд-Опера. Антреприза С.П.Дягилева. Париж. 19 (6) мая 1908 г.

 

И.М.Вавиличева

Ещё больше вы увидиите в музее

Интересные экспонаты

Все
Экспонаты
  • М Горький. «Письма к писателям». Москва. 1936
    Image icon
    Июль 14, 2020 Экспонаты
    М Горький. «Письма к писателям». Москва. 1936
    «Горький и литература народов Советского Союза». Ереван. 1970
    Image icon
    Июль 14, 2020 Экспонаты
    «Горький и литература народов Советского Союза». Ереван. 1970
    М.Горький. «Статьи». Петроград, «Парус». 1918.
    Image icon
    Июль 14, 2020 Экспонаты
    М.Горький. «Статьи». Петроград, «Парус». 1918.
    Е.П.Гребенка. «Сочинения». Том I. СПБ: Издание киевского книгопродавца С. И. Литова, 1862 г.
    Image icon
    Июль 13, 2020 Экспонаты
    Е.П.Гребенка. «Сочинения». Том I. СПБ: Издание киевского книгопродавца С. И. Литова, 1862 г.
  • М Горький. «Письма к писателям». Москва. 1936
    Image icon
    Июль 14, 2020 Экспонаты
    М Горький. «Письма к писателям». Москва. 1936
    «Горький и литература народов Советского Союза». Ереван. 1970
    Image icon
    Июль 14, 2020 Экспонаты
    «Горький и литература народов Советского Союза». Ереван. 1970
    М.Горький. «Статьи». Петроград, «Парус». 1918.
    Image icon
    Июль 14, 2020 Экспонаты
    М.Горький. «Статьи». Петроград, «Парус». 1918.
    Е.П.Гребенка. «Сочинения». Том I. СПБ: Издание киевского книгопродавца С. И. Литова, 1862 г.
    Image icon
    Июль 13, 2020 Экспонаты
    Е.П.Гребенка. «Сочинения». Том I. СПБ: Издание киевского книгопродавца С. И. Литова, 1862 г.